В горах легко дышать, но сложно жить…

Газета "Жизнь Луганска"

 

В горах легко дышать, но сложно жить…

Автор:

В горах легко дышать, но сложно жить Прошедшие выходные я провела в горах. К сожалению, очень редко выпадает возможность вырваться из душного, загазованного Львова на природу, подальше от цивилизации. Мы сами не замечаем, как становимся рабами той проклятой цивилизации, как крепко она держит нас в своих отнюдь не нежных объятиях, как не дает шансов вдохнуть полной грудью, остановиться хотя бы на минуту… Только на лоне природы, вдали от компьютеров и мобильных телефонов, у нас появляется шанс… Шанс забыть про наши ежедневные хлопоты, про проблемы, которые «сверлят» нам головы, о врагах и друзьях. В горах есть только один настоящий друг — это сами горы, такие надежные и вечные. А еще воздух, которым из-за жадности не можешь надышаться, от которого в первые минуты кружится голова, как от вожделенного поцелуя…

В прошлом году я отдыхала на Азовском море, на базе отдыха в пгт. Кирилловка, а в этом году решилась отправиться в Карпаты. Горы вдохновляют на романтическое настроение, и только те урбанизированные мещане, наведываются сюда несколько раз в год, чтобы походить лесом и покататься на лыжах. Тем, кто здесь живет, не до романтики. Горцы живут бедно, работают тяжело, и просвета, увы, не видно…

Старенький раздолбанный уазик везет нас из Славского в горы. А вокруг невысокие зеленые горы, покрытые елями. «Ой, скажи мне, смереко, почему ты растешь далеко…» — невольно тянет на песню. Но петь в уазике при всем желании невозможно. Дороги в Славском и в близких к нему селах — катастрофа, яма на яме. Ямы минимум полметра. Если ночью по разгону влетишь, без колеса гарантированно останешься. Водитель уазика виртуозно пытается объехать каждую яму, однако ему это плохо удается, потому объехав одну, попадает в другую. Просто езда по пересеченной местности, а чем дальше в горы, тем больше это напоминает «американские горки». В эти минуты невольно начинаешь думать о желании Украины двигаться в Европу. И на фоне этих ужасных дорог желание это выглядит, мягко говоря, неуместно, как плохая непутевая шутка. Кажется, кто-то там у власти угрожал поувольнять всех, кто отвечает за наши дороги? Предлагаю начинать со Славского. Нет, не увольнять, потому что это дешевый, до дармовой популизм. А начать ремонтировать. Потому что Славское — это как никак курорт, и сюда приезжают отдыхать не только украинцы, которых, в принципе, дорогами не испугаешь, но и немало иностранцев, автомобили и менталитет которых к таким реалиям не привыкший. Экстрим — это, конечно, добавляет адреналина, но в разумных пределах…

Что в Карпатах не имеет границ, это окружающая красота. Скромные деревянные, аккуратно покрашенные, дома, а возле домов красочные цветы… Пейзаж для художника. Чем дальше едем в горы, тем беднее дома. «С чего здесь живут люди?» — Спрашиваю водителя. «Но все на заработках», — отвечает с явным нежеланием продолжать разговор. И я понимаю, почему он не хочет об этом говорить, потому что горцам это больная тема. А еще потому, что последний десяток лет выживали они, в частности, и благодаря лесу. Воровали потихоньку на свой страх и риск, с того и жили. Об этом они говорить не хотят, хотя все об этом знают, закрывают глаза… Непросто это, потому альтернативы крестьяне не имеют: или заработки в Москве или Португалии, или лес… Или и то, и другое.

Наконец уазик завез нас в далекое горное село. Встречает нас пани Леся, худощавая симпатичная женщина. Теперь основной пункт программы — бараний шашлык. Сели за импровизированный стол, выпили, как положено, по пятьдесят, разговорились. Леся живет в одном доме с братовой — женной своего родного брата. Их благоверные, как и подавляющее большинство мужчин из села — на заработках в Москве. Девушки не видели своих мужей уже почти пять месяцев. Вот приедут на неделю, и снова в Москву. «Как же так живете?». Леся пожимает плечами. Говорит, что трудно, но, с другой стороны, слава Богу, что имеют там работу, зарабатывают неплохо, поэтому грех жаловаться. Еще два года назад в Москве с работой было проблемно, работали за копейки, теперь ситуация исправилась. Поэтому пусть работают, пока есть работа. «А что им здесь в селе делать. Заработать нет возможности. А работать за двадцать гривен в месяц смысл?», — спрашивает Леся.

В их деревне по домам, практически одни женщины, дети и старики. Как во время войны. Почти все мужчины — на заработках. А те, кто остался, — понемногу спиваются. Мы позже прошлись селом, за это время встретили четырех парней — все были навеселе. Грустно на это смотреть и немного страшно. За державу…

 

Реклама

Link to top

© Life of Lugansk Ua 2000-2011. Все права соблюдены.

Жизнь Луганска