Газета "Жизнь Луганска"

 

Государственные дети

Автор:

Государственные дети Как корреспондент «работала» воспитателем детского дома

Каждый, кто в детстве посещал дошкольное учреждение, помнит, с каким нетерпением в конце дня ждал маму. Некоторые родители пугают невежливых детей тем, что не заберут их из садика домой. А как живется малышам, которые не имеют семьи? Да и не просто, наверное, работать воспитателем в детском доме? Найти подход к детям, которые с пеленок являются одинокими. А еще сложнее — стать для многочисленных воспитанников одновременно мамой и папой …

Собираясь в дом ребенка, волновалась — как меня воспримут дети, захотят со мной общаться, ведь профессию их воспитателя собиралась почувствовать «на своей шкуре». Впереди — неофициальный рабочий день во Львовском доме ребенка № 2. Я взяла для детей в качестве подарка игровой набор zoobles и отважно отправилась в детский дом.

Малыши, которых в это время собирали на прогулку несколько воспитателей и медсестра, радостно выбежали мне навстречу. Белокурая девочка по имени Юля взяла меня за руку и потянула за собой, чтобы показать игрушки, которых в группе — множество. Впоследствии я узнала, что Юля — глухонемая. Болезнь передалась девочке от матери. Но ребенок не комплексует — оптимизма и общительности ему не занимать.

В заведении воспитываются мальчики и девочки в возрасте от пяти дней до трех лет. Дети с различными патологиями задерживаются здесь до четырех — пяти лет. Среди них — только двое настоящих сирот, остальные — имеют родителей, которых лишили прав за отсутствие должного ухода за детьми. Нередко младенцев привозят сюда из роддома, поскольку мамы-кукушки написали отказ или сбежали из больницы, не оставив ни одного документа. Порой родители вынуждены отдавать свою кровинку в детдом из-за трудного материального положения. Двухлетняя Настенька имеет заботливую маму, которая часто посещает дочь, забирает ее домой на выходные и праздники, но вынуждена много работать, а оставлять ребенка — не на кого. Годовалый Богданчик имеет врожденную патологию центральной нервной системы: питается только через зонд, на каждое кормление нужно потратить около двух часов. Мать не может ухаживать за ребенком самостоятельно, поэтому передала его под опеку врачей и воспитателей. Порой мамы отдают детей на попечение государства, подвергаясь воздействию собственных родителей: дедушка и бабушка отказываются принять внебрачного внука, опасаясь осуждения знакомых и соседей. Большинство родителей наведываются к детям лишь раз в шесть месяцев — так, как требует закон. Правда, даже у тех мамочек, которые оставили своих малышей на произвол судьбы, впоследствии просыпается совесть, и они приходят в детский дом, чтобы разыскать сына или дочь.

В приюте воспитываются 65 малышей. С ними работает персонал из 132 человек. По словам директора Мирославы Павлик, это немного: несмотря на то, что в каждой группе — от 6 до 15 детей, с ними одновременно работает медсестра, няня и воспитатель. Во время прогулок в каждой группе занимается не менее пяти взрослых, ведь дети — маленькие, нужно контролировать каждый шаг. Педагоги придерживаются четкого режима дня. Подъем — в семь утра. Воспитатели, которые находились с малышом ночью, обязаны передать подопечных следующей смене одетыми, причесанными. «Государственные» дети — значительно добрее, открытые и послушнее «домашних». Создается впечатление, что у них — ангельская душа. Они — нежелательные для родителей, зато любят всех вокруг. За полдня, которые я провела в приюте, не услышала ни истерики, не увидела драки. На занятиях по музыке ребята поразили меня артистичностью — трехлетние малыши охотно пели и танцевали. С их лиц не сходили улыбки, а глазки радостно блестели. Не видела, чтобы в садах и школах дети с таким воодушевлением выполняли задания! Деткам не нужно было напоминать, что за собой нужно убирать. Когда я случайно задела коврик у двери, трехлетняя Аленка сразу его поправила.

Малыши называют своих воспитателей тетями или по имени. Мамами — редко. По словам старшего воспитателя Леси Богдановны, дети имеют негативный опыт общения с родителями, поэтому большинство из них не хочет к маме. Аннушку милиция забрала у матери, которая заставляла ее просить милостыню с ней на рынке. Когда женщина пришла в детский дом, чтобы навестить дочь, девочка начала плакать. Когда горе-мать приближалась к Аннушке, ребенок дрожала от страха. Персонал приюта также развеял миф о так называемой сиротской болезни у новорожденных: возможно, еще в утробе малыши почувствовали нелюбовь к себе, поэтому, вопреки распространенному мнению, не ищут мать у себя.

Детки лежат в красивых кроватках, на каждом из которых указано имя, фамилия и дата рождения. Во второй грудной группе, воспитанники которой уже научились ходить, — борьба за внимание взрослых. Когда воспитатель взяла на руки кудрявую Вероничку, Маркиянчик обиженно заплакал и отбежал в другой угол манежа. Как только я позвала его, бросился ко мне с распростертыми объятиями и сразу же успокоился.

По словам Мирославы Павлик, в их заведении нет текучести кадров. Большинство работников имеет только одну запись в трудовой книжке и стаж работы — более 40 лет. Тот, кто не любит детей по-настоящему, здесь не приживается. Медсестра Наталья Андреевна проработала в детдоме 50 лет. В выходные дни не может найти себе места: «Как там мои детки?». О пенсии и слышать не хочет.

За время работы детского дома бывали случаи, когда бездетные работники усыновляли своих воспитанников.

Самый тяжелый момент для работников приюта наступает тогда, когда детей переводят в следующее учебно-воспитательное заведение и приходится с ними расставаться. В такие дни педагоги и врачи плачут в один голос с воспитанниками.

Старший воспитатель Леся Богдановна работала и в детском саду, и в школе, зато нашла себя именно в детдоме. Работники уделяют своим воспитанникам больше внимания, чем родным детям, и видят отдачу, которая для них — большое счастье. Воспитывать малышей, лишенных родительских прав — дело благородное, тяжелое и .. неблагодарное. Если через много лет взрослые воспитанники наведываются в свой первый дом, то для того, чтобы отыскать не педагогов, а родителей. А еще чаще приходят для того, чтобы отдать под опеку государства своих собственных детей. «Детдомовские» дети часто повторяют судьбу мамы с папой. Гены нередко оказываются сильнее морали. Не последнюю роль играет и то, что после окончания интерната или училища сироты оказываются на улице.

Воспитатель детского дома работает пять часов в сутки пять раз в неделю. В выходные дни с детьми остаются только медсестры и няни.

 

Реклама

Link to top

© Life of Lugansk Ua 2000-2011. Все права соблюдены.

Жизнь Луганска