Газета "Жизнь Луганска"

 

Эта власть страшнее Чернобыля

Автор:

Эта власть страшнее Чернобыля Украину лихорадит, словно человека, который борется с тяжелой болезнью. Какие же болезни поразили наше государство? Коррупция, бедность, несправедливость, беззаконие. Эти болячки мешают двигаться вперед, лишают будущего нынешнее и грядущие поколения. Больше всего страдают от них самые незащищенные слои населения: чернобыльцы, пенсионеры, инвалиды, «афганцы», дети войны. У них лопнуло терпение, ибо из-за нечеловеческой социальной политики правительства оказались на грани выживания. Сотни мелких и крупных акций протеста прокатились по стране. 29 ноября эти ручейки слились в одно море гнева под стенами Кабмина.

Люди полностью заполнили площадку перед зданием правительства и нависали группами, будто тяжелые грозовые тучи, стоя на Мариинском холме. Но и правоохранителей было не меньше. Очевидно, готовились они к этому событию по всем правилам военного искусства. Один батальон бойцов спецназа — в глубине парка, второй — слева от толпы, третий — справа, черные шлемы блестели во всех переулках. То есть эти «орлы» в случае какого обострения готовы были атаковать протестующих и в лоб, и с тыла, и с левого и с правого флангов. Вот на горе, в парке, произошла некая чехарда, и мгновенно место оцепили шлемы. Удары, крики… Смотрю: из того человеческого водоворота выбирается народный депутат Михаил Волынец, лицо бледное, пытается пристроить на место оторванный рукав. Кому люди отряхивают спину от пыли. Выяснилось, что М. Волынец и еще несколько народных депутатов пытались установить палатку, но правоохранители этому помешали. Так и началась катавасия. Санитары «скорой» выводят под руки какого-то человека, видно, что ему очень плохо. Это Владимир Проскурин, председатель Харьковского городского комитета ветеранов Чернобыля. Его лихой «орел» в погонах так «обнял» за шею, что он сначала потерял сознание, а теперь еле переставляет ноги. «Смерть Геннадия Коноплева ничему не научила власть, она продолжает действовать такими же фашистскими методами, как и в Донецке. Чем больше нас здесь соберется сегодня и в последующие дни, тем быстрее сможем восстановить справедливость в отношении чернобыльцев и привлечь к ответственности виновных в гибели Донецка», — сказал Михаил Волынец.

Стоит женщина на холме, а по щекам ее текут слезы. «Мария Глущенко из Вишневого, под Киевом, — представляется она. — Мы оба с мужем ликвидаторы, он онкобольной, отсудили более высокие пенсии, думали, немного поживем, и срезали их до 1200 гривен. Горе заставило сюда прийти…».

Митинг внизу, перед Кабмином начался в память погибшего товарища в Донецке. Проходил он не по какому четкому сценарию, а стихийно. Люди держат в руках объявления и транспаранты. Стоял микрофон, и кто хотел, тот подходил к нему и… даже не говорил, а изливал свою боль, гнев. Слово брали представители Донецкой, Харьковской, Луганской, Черниговской, Киевской, Львовской, Ивано-Франковской и других областей. Звучала и русская, и украинский языки. Слушаешь ораторов и понимаешь: нет востока и запада, есть единственная унижено властью Украины. Есть только две партии: народная и та, которая защищает олигархов. Вот как власть объединяет страну — дубинками и мизерными пенсиями! Хоть в этом она достигла успехов.

Участники митинга сдерживали друг друга: выдвигаем только экономические требования, не надо нам политики. Но куда от нее денешься, она сама просится на язык. Ибо все понимают: либо власть их по душе, или они ее изменят. «Эта власть страшнее Чернобыля», — слышится в толпе. «Банду геть! Позор!» — Раздаются тысячи голосов. Но, видимо, надо искать более эффективные слова и действия, потому что власть за двадцать лет уже привыкла к этим лозунгам.

В какой-то момент две части собрания — на холме и внизу почти соединились, как два фронта под Сталинградом. Но вышколенные беркутовцы этого не позволили. То тут, то там вспыхивали стычки. Зачитали резолюцию митинга, подписанную председателями областных чернобыльских организаций. В этом документе следующие требования: отменить законопроект 9127 о гарантиях государства по выполнению решений судов, немедленно рассчитаться с пострадавшими от аварии на ЧАЭС согласно законодательству, не уменьшать финансирование чернобыльских программ в 2012 году. Три попытки передать резолюцию чиновникам не увенчались успехом. Наконец с властного Олимпа соизволил спуститься некий чиновник, которому и была вручена петиция.

Участники митинга пообещали: если власть не выполнит их требований, акция протеста чернобыльцев станет бессрочной…

 

Реклама

Link to top

© Life of Lugansk Ua 2000-2011. Все права соблюдены.

Жизнь Луганска